«В России нет национальной модели управления» / Сибирский философский семинар

На заглавную страницу http://philos.nsu.ru


«В России нет национальной модели управления»

А вы знаете, что первый человек, который обосновал необходимость управленческого образования, был Александр Сергеевич Пушкин? А можете ли вы сказать, почему менеджмент нельзя превратить в точную науку? А что такое национальный стиль управления? И, конечно же, вам было бы интересно понять, в чем заключается одна из главных проблем современной России? На эти и другие вопросы ответил доктор философских наук, профессор Владимир Серафимович Диев.

Тейлор и Пушкин. Много ли науки в обычной лопате?

В рамках Всероссийской научной конференции «Сибирский философский семинар» состоялась лекция профессора Владимира Серафимовича Диева «Философия управления: аксиологические аспекты». Модератором встречи выступил заведующий кафедрой логики и методологии науки НГУ, профессор Валентин Никонович Карпович.

Владимир Серафимович начал с разъяснения понятия «управление» и, постепенно раскручивая клубок исторических событий, касающихся этой темы, вышел к решению проблем современности.

– Фредерик Тейлор – отец научного менеджмента, – заметил профессор. – Он задался целью построить науку управления и доказать, что лучший менеджмент – это подлинное учение, основанное на определенных законах, правилах и принципах. Далее последовали подробные разъяснения тезиса: В. С. Диев рассказал, какие эксперименты поставил Тейлор, чтобы доказать важность организации труда.

– Много ли науки в обычной лопате? Как говорит русская пословица, «бери больше, кидай дальше». Однако Фредерик Тейлор предложил рабочим сталелитейного завода семнадцать типов лопат вместо одного, – проиллюстрировал примером профессор. – И через полгода производительность труда выросла в два с половиной раза. Понимаете, это просто колоссально! Без вложения новых средств и привлечения других рабочих, только за счет организации труда был улучшен результат.

Владимир Серафимович достаточно подробно рассказал про умозаключения «отца научного менеджмента», однако отметил, что первым человеком, обосновавшим необходимость управленческого образования, был Александр Сергеевич Пушкин.

– Когда старуха попросила корыто, старик дал ей корыто, когда попросила избу, согласился и на это, – напомнил профессор слушателям сюжет «Сказки о рыбаке и рыбке», – а когда она решила стать царицей, старик возмутился: старуха, как же ты можешь быть царицей, если ты «ни ступить, ни молвить не умеешь»? То есть ни заседание провести, ни с докладом выступить. Нет у нее управленческого образования. Уже тогда у старика возникли сомнения в способностях старухи для дальнейшего карьерного роста.

Мэйо и его опыты. Ценности, которые нельзя измерить

Рассуждая о производительности труда, Владимир Серафимович Диев рассказал и о хоторнских экспериментах американского социолога Элтона Мэйо. Так слушатели лекции узнали, как условия труда могут влиять на результат. А точнее, как они могут на него не влиять.

– Есть контрольная группа, в которой ничего не меняется, а есть экспериментальная, – объяснял профессор. – В последней улучшают освещение. Производительность труда возрастает. Хорошо! В экспериментальной группе ухудшают освещение.

Производительность опять возрастает! А вот еще пример. Есть группа отстающих рабочих, а есть передовики. Давайте соединим их вместе, чтобы передовики работали по-прежнему хорошо, а отстающие подтянулись. Соединили. И что вы думаете? Отстающие действительно подтянулись, но передовики стали работать чуть хуже. «В чем же причина?» – спросили группу передовиков. Они ответили: «Как же иначе? Мы теперь в одной бригаде. И если бы мы работали так же хорошо, как раньше, то отстающих бы уволили». Социальное участие оказалось важно.

Таким образом, выяснилось, что на результат труда влияет человек с его целями и ценностями. Эксперименты Мэйо, представленные В. С. Диевым, показали, что классическая схема не работает. Управление не удалось превратить в точную науку. Слушатели лекции узнали, что для развития управления очень важна научная методология. И рассматривать менеджмент лучше через призму философии, так как именно она позволяет найти общие точки, сближающие эти два полюса.

– Тейлор пытался сделать из менеджмента точную науку, и у него не совсем получилось, – сделал вывод Владимир Серафимович. – С подобными идеями распрощались в первой трети двадцатого века. Как это ни парадоксально, мешает человек. Ведь именно он является непосредственным участником процессов управления. А поведение человека определяется не только экономическими показателями, но, прежде всего, ценностями. Эти характеристики: ценности, потребности, мировоззрение, воля – не поддаются точному описанию, тем более измерению. А точная наука начинается именно с измерения.

Друкер и Прохоров. Философская проблема России

Прежде чем приступить к актуальным проблемам сегодняшнего дня, Диев заметил, что современное общество является обществом организаций. В широком смысле – это наличие по крайней мере двух людей, имеющих общую цель. Профессор рассказал о зарождении понятия «организация» и его развитии, начиная от «закрытой системы», заканчивая сегодняшней активно взаимодействующей с внешним миром системой, в которой важную роль играет социальный фактор.

От понятия «организация» профессор перешел к аксиологическим проблемам философии управления и к вопросам организационной культуры.

– В восьмидесятые годы Япония занимала лидирующие позиции в мире, при этом она не проявила себя как страна, которая бы лидировала в науке, и тем более в обладании ресурсами. Но Япония стала передовой именно за счет управления, – пояснил Владимир Серафимович. – И вот тогда было выявлено значение организационной культуры. Что же такое – культура? У нее существует пятьсот определений. Я тоже вывел свое. «Когда вы забудете все, чему вас учили в школе, в университете, в аспирантуре – то, что останется – это будет культура».

Диев затронул тему ценностей российской организационной культуры, рассмотрел понятие национального стиля управления, опираясь на идеи Питера Друкера, классика современного менеджмента.

Основное различие между высокоразвитой Японией и относительно слаборазвитой Индией состоит в том, что японские менеджеры смогли импортировать именно те управленческие идеи и нововведения, которые наиболее отвечают японским культурным традициям. А индийские – нет. К такому выводу пришел П. Друкер.

Так слушатели лекции узнали, что одной из важнейших задач в области управления является выявление той части национальных традиций культуры, которые наиболее совместимы с современными методами управления.

– Национальной модели управления в России, к сожалению, нет, – посетовал Владимир Серафимович, – Александр Прохоров, написавший книгу «Русская модель управления», считает так: для того чтобы система управления в нашей стране стала эффективной, руководитель должен быть не менее жесток, чем внешний враг. Но мне кажется, что эта модель обращена в прошлое.

По мнению Прохорова, русская система управления может быть только в двух состояниях: стабильно-застойное или нестабильное – аварийно-мобилизационный кризисный режим. И именно в кризисном авторитарном режиме мы можем быть эффективной страной с точки зрения управления. Однако Диев заметил, что нам необходимо строить свою, российскую модель управления. Которой, к сожалению, пока нет.

– Сегодня на лицо явный дефицит стратегической ясности, – резюмировал профессор. – Я не знаю, куда идет наша страна. Может быть, вы знаете? То, что в России отсутствует эффективная система управления, не вызывает никакого сомнения. И это – философская проблема.

Аудитории предлагалось вступить в дискуссию. И присутствующие активно включились в обсуждение. Но главным, что уяснили слушатели лекции, было то, что прежде чем говорить о глобальных открытиях и об их коммерческой реализации, нужно как-то упорядочить систему управления. А для того чтобы были успешны инновации, нужно менять ценности организационной культуры.

Подготовила Мария Ерфилова

 

Источник: сайт НГУ

 



На заглавную страницу http://philos.nsu.ru